В ЧЕМ РАЗНИЦА МЕЖДУ РОССИЯНАМИ И АМЕРИКАНЦАМИ? - интересная точка зрения русского аме

Тема в разделе "Новости", создана пользователем paul, 5 июн 2013.

  1. paul

    paul Гость

    Что лучше для нации: быть «крутыми» или гуманными?

    В Филадельфии, неподалеку от знаменитого Колокола свободы, красуется мемориальная доска с девятью именами, из которых лишь два имеют фамилии. Она посвящена рабам первого президента США – здесь когда-то стоял дом, где жил Джордж Вашингтон. В его поместье в Вирджинии рабов было гораздо больше – порядка трехсот, но в тогдашнюю столицу он прихватил с собой лишь девять душ.

    Главный борец за свободу американцев не ставил вопроса об отмене рабства – для этого нация созрела лишь спустя почти столетие. А еще через сто лет люди, живущие в основанной Вашингтоном стране, возводят в Филадельфии и других городах памятники рабам и каются в несправедливости, причиненной их далекими предками людям другой расы, которых привозили в цепях из Африки.

    «С какой стати? – скажут многие, особенно в сегодняшней России. – Такое покаяние – лицемерие. Оно не укрепляет, а ослабляет дух народа. Они – слабаки, а мы – сильная нация. Нам не нужны сопли-вопли по загубленным душам – проехали! Россия, вперед!».

    Налицо два разных мировоззрения. Люди западной культуры убеждены: никакого движения вперед без осмысления минувшего быть не может. Американский публицист и сатирик Генри Луис Менкен, живший в первой половине прошлого века, сформулировал это так: «Перед прошлым – склони голову, перед будущим – засучи рукава». Но вначале склони голову…

    В сознании российского обывателя укоренилась мысль, что «эти америкосы – нация слабаков». На первый взгляд именно так может показаться. В первую и вторую мировые войны включились с опозданием, воевали с оглядкой. В 45-м отдали Сталину пол-Европы. В Корее победить не смогли – ничейный результат до сих пор фиксирует 38-я параллель. Вьетнам профукали, еле ноги унесли.

    В Ираке сколько лет торчали, потом ушли, а теперь непонятно, на чьей стороне новый багдадский режим. Девиз этой новой страны – «Аллах акбар». Шиитский премьер Нури аль-Малики по-братски общается со своим единоверцем (и заклятым врагом США) – президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом. То же самое делает Хамид Карзай, посаженный американцами в президентское кресло в Кабуле. И в своей «Исламской Республике Афганистан» он контролирует даже не всю столицу – не говоря уже об остальной территории.

    Но в Ираке и Афганистане есть только такие политики. И страны эти такие, какие есть. Что с ними делать? Оккупировать навечно и насильно превратить в Ирак в Техас, а Афганистан в Аризону? Слабó!

    «Слабаки-америкосы» потеряли присутствие своих организаций в России (твердое российское руководство дало им путинского «пендаля для ускорения»), но не стали в ответ выгонять из США Андраника Миграняна с его нью-йоркским «Институтом демократии и сотрудничества», пропагандистский телеканал Russia Today, радио «Голос России» с его офисом в центре Вашингтона и немалое число разных прочих инструментов воздействия на умы граждан и политику США. (Возможно, потому, что воздействия просто нет – есть, как всегда, лишь «распил» ассигнованных средств).

    Американские «слабаки» каются и извиняются. То перед неграми за рабство, то перед индейцами за истребление и порабощение. Другие западные демократы – тоже «слабаки» и тоже перед всеми извиняются. В 1953 году канцлер ФРГ Конрад Аденауэр встал на колени перед Стеной плача в Иерусалиме и покаялся в преступлениях немецкой нации, учинившей Холокост.

    В России никто, за исключением горстки разрозненных индивидуумов, не извиняется и не кается. Там нет общенационального раскаяния в преступлениях большевистского режима, нет наказания для кровавых палачей НКВД, кое-кто из которых еще жив и мог бы стать в зале суда российским Иваном-Джоном Демьянюком. Ужасы ГУЛАГа, эпидемии голода с миллионами жертв, репрессии против целых народов – все это предлагается незаметно и гладко интегрировать в «непрерывную» историю Государства Российского. Путин призывает уважать все этапы этой истории. Даже Русская православная церковь не кается и не признаёт коллективного покаяния как такового. Пусть каждый в одиночку перед Богом отчитается. Сильной нации покаяние не к лицу, мы – не слабаки, слабаки – не мы. Россия продолжает победоносные традиции Советского Союза!

    «Нация победителей» – это мы, говорят в Кремле. Да, СССР не только одержал победу во второй мировой, но и установил контроль над захваченными до войны территориями (Прибалтика, Восточная Польша, Бессарабия и т.д.) и над странами, которые освобождала Советская Армия, – Венгрией, Болгарией, Чехословакией… СССР потребовал и получил невиданное в истории представительство в международной организации: одна страна – три места в ООН (СССР, УССР, БССР). Западные «слабаки» все это проглотили. Робко попытались уговорить Сталина убрать с международной арены фиктивно-независимую Монголию, но он их отбрил: хватит, мол, с вас Тувы (в 1944 году в состав СССР была включена «Тувинская Народная Республика», которая до войны тоже была «независимым» государством).

    Но СССР – еще и нация уникальных победителей. Недаром поётся про победу: «Мы за ценой не постоим». Во второй мировой победу завоевали такой ценой, которая не по плечу ни одной нации, приверженной демократии. Взятие Берлина к Первомаю ценой полумиллиона жизней – им это слабó. Ржевские «трупные поля», от которых сходили с ума и советские, и немецкие солдаты, – перед такой ценой они дрогнут. Ленинградская блокада по-сталински – это не для них. Если их поставить перед выбором: удержать город или сохранить жизнь миллиону человек, – они выберут последнее и город отдадут.

    Дубровка или Беслан по-путински, без компромиссов с террористами – это им тоже слабó. Они будут думать в первую очередь о том, как спасти жизнь заложникам. Если надо, будут вести прямые переговоры с террористами. Будут удовлетворять их требования – лишь бы спасти людей.

    Для России главное – победа. Неважно, какой ценой. Но бывают победы, равносильные поражению («пиррова победа»). Да и предпочтения богини победы, Виктории, не менее изменчивы, чем благоволение богини удачи – Фортуны. Сегодня ты – победитель, завтра – побежденный, потом – снова наоборот. На Нюрнбергском процессе судили вчерашних супер-победителей, покорявших страны одну за другой и прошагавших по нашей земле (не будем об этом забывать) до Волги и Кавказа. Мы любим вспоминать о победе Петра Великого под Полтавой, но ей предшествовала победа Карла ХII под Нарвой – шведы предпочитают вспоминать ее. Так же, как монголам, наверное, приятнее думать не о Куликовской битве, а о великих завоеваниях Чингисхана и его потомков и о 200-летнем владычестве над Русью.

    …Оценить силу и слабость помогает формула Александра Невского: «Не в силе Бог, а в правде». В силовом противостоянии часто побеждают беспредельщики всех мастей – тоталитарные режимы, террористы, фанатики; демократия проигрывает потому, что не может переступить грань беспредела и уподобиться тем, кто эту грань давно переступил. Но именно это позволяет демократии (и человеческой душе) сохранить себя.

    И еще. Сильный убивает слабого – это из царства зверей. В человеческом обществе сильный помогает слабому. Почему бы России не утвердить свою силу как нации, облегчив тяжелую жизнь стариков, детей-сирот, инвалидов, бездомных нищих, бесправных гастарбайтеров? Почему бы ей не догнать и перегнать по этим показателям Америку? Россия, вперед!

    Автор: Илья БАРАНИКАС
     

Поделиться этой страницей